Главная | Статьи о Комарово

10 июня 2007 г. исполнилось 120 лет со дня рождения академика Владимира Ивановича Смирнова

18 Сен 2007

После войны ленинградским академикам Правительство СССР предоставило дачи в поселке Комарово – в Академгородке. Владимир Иванович жил здесь со дня основания Академгородка, «жил открыто, по-русски гостеприимно», и многие комаровцы, с кем он общался, оставили о нем свои воспоминания. Вот некоторые из них.

Известный драматург Евгений Львович Шварц, автор пьес и киносценариев, в своей «Телефонной книжке» (1997г.) – уникальной литературной форме мемуаров – сделал несколько записей о Владимире Ивановиче:

 «Владимир Иванович Смирнов – один из самых привлекательных людей. Он обладает врожденной душевной лояльностью, не лезет в свалку, как некоторые академики озверевшие, за что, вероятно, иные из них готовы заподозрить его в хитрости. Но он никак не хитер и даже не уклончив, как обычно люди подобного душевного склада. Он вечно хлопочет за кого-нибудь и не выходит из университетских боев и сражений. Нет на них историка, а они и на миг не прекращаются. Но дерется Владимир Иванович на свой лад, справедливо, без визга. Ему вчера исполнилось шестьдесят девять лет, но глаза глядят живо – темные под седыми бровями, и душа живет, не цепенеет, как жила в молодости. Он внимателен, как в путешествии.
Он академик, математик, резко отличается от крупных ученых подобного чина знаниями и в чуждых как будто бы областях. Володя Орлов его встретил на пароходе и познакомился. Кто-то сказал ему, что Владимир Иванович – профессор. Всю дорогу они говорили о символистах – Володина специальность – и он решил, что Владимир Иванович несомненный литературовед. Одному удивлялся: как же так вышло, что по роду занятий зная всех специалистов в своей науке, мог он пропустить такого знающего, а главное – понимающего. Вовсе не обязательно это подлинное знание в чужой области, но необыкновенно привлекательно и человечно. О живописи, скажем, Владимир Иванович никогда и ничего не говорит, что резко отличает его от многих других профессоров, собирающих Шишкина и Маковского и восхваляющих этих живописцев, прищурив один глаз и делая неопределенные движения пальцами. Зато музыку, которую Владимир Иванович любит, знает он до тонкостей. Научился играть на рояле самоучкой. Но когда играл в четыре руки с Рабиновичем Николаем Семеновичем, человеком в своей области непреклонно строгим, тот удивился, как понимает Владимир Иванович Малера. Все знания Владимира Ивановича естественного происхождения, исходят от подлинного желания, от невыдуманных, истинных душевных потребностей. И поэтому он начисто лишен свойственной многим ученым чисто бабьей уверенности, что он и во всех областях понимает. Знает Владимир Иванович многое и в философии. И все это, возглавляя чуть ли не семь кафедр и какое-то большое количество научных институтов, и читая чужие диссертации, и преподавая, и ведя те самые бои, о которых я говорил, что, пожалуй, труднее всего…»

Академик Александр Данилович Александров, ректор Ленинградского Государственного Университета, в книге «Ученые России. Очерки. Воспоминания.» (2002г.) свои воспоминания о Владимире Ивановиче начинает так:

«Прошло четырнадцать лет с того дня, как не стало Владимира Ива¬новича. И вот теперь, когда я думаю о нем, передо мной ясно встает его об¬раз, как бы окруженный сиянием исходящего от него душевного света, подлинного добра, которое соединяет в себе отзывчивость с требова¬тельностью, душевную мягкость с твердостью духа и ясностью разума.
Этот свет добра ощущал каждый, кого Владимир Иванович встречал с характерной доброжелательностью веселого взгляда. Свет радости и живая заинтересованность в человеке, в научном ре¬зультате, в философской мысли, радости работы, чтения лекций, в музыке…
Владимир Иванович был ученым-математиком, академиком. Но, кроме того, по своей сущности он был учителем, в том общем смысле, что учитель – тот, кто учит, будь он школьный педагог, профессор или проповедник.
Ученый обращен на объект своего исследования, на проблему, под¬лежащую решению, от всего остального он в своем качестве ученого отвлечен, его цель – научный результат. Но учитель обращен к людям. Его цель – духовное обогащение, развитие человека. Ученый сообща¬ет научный результат, учитель еще стремится сделать его возможно бо¬лее понятным. Разумеется, ученый и учитель в той или иной пропорции сочетаются в одном человеке и едва ли возможен хороший учитель, ко¬торый не бывает хоть иногда ученым. Владимир Иванович был выдаю¬щимся ученым и великим учителем.
Даже из официального краткого жизнеописания видно, что Влади¬мир Иванович был учителем всю жизнь, лишь только кончил универси¬тетский курс.
Владимир Иванович Смирнов родился 10 июля 1887г. в Петербурге, там же окончил гимназию в 1905г. и поступил на физико-математический факультет Петербургского университета. Закончив его в 1910г., преподавал в гимназии, в 1912 г. был, как тогда говорили, “ос¬тавлен при университете для подготовки к профессорскому званию” (по современному – принят в аспирантуру) под руководством В.А. Стеклова, имя которого носит Математический институт АН СССР. Затем с 1915г. до конца жизни (с небольшим перерывом в 1918-1920гг.) Вла¬димир Иванович читал лекции в Петроградском-Ленинградском уни¬верситете. Он долго преподавал также в “путейском” институте, ныне Ленинградском институте инженеров железнодорожного транспорта(1912-1918 и 1921-1932гг.), Горном институте (1914-1916гг.), в универ¬ситетах Екатеринослава (1918/19г.) и Симферополя (1919/20г.), на Бе¬стужевских курсах и в гимназии (1910-1918 гг.).
Параллельно с работой в университете Владимир Иванович в 1928-1935гг. возглавлял теоретический отдел в Сейсмологическом ин¬ституте АН СССР. В 1932 г. он был избран членом-корреспондентом Академии наук СССР, а в 1943г. – академиком.
Как принято говорить в официальном случае, Советское прави¬тельство высоко оценило научную и общественную деятельность В.И. Смирнова. Он быт удостоен Государственной премии (1948г.), на¬гражден четырьмя орденами Ленина, двумя другими орденами, а также медалями, и в 1967г. Ему было присвоено звание Героя Социалистического труда.»
Вся научная деятельность Владимира Ивановича была связана с Университетом. Поэтому не случайно, что среди старейших ученых Санкт-Петербургского Университета, изображенных на юбилейной медали к его 275-летию, имеется портрет Владимира Ивановича Смирнова наряду с А.А.Ухтомским, Д.И.Менделеевым и В.А.Фоком.

 

Владимир Иванович Смирнов родился в Петербурге в здании Александровского Лицея, который находился на Лицейской улице (ныне улице Рентгена). Его отец Иван Николаевич Смирнов служил в Императорском Александровском Лицее законоучителем и имел там квартиру. Как известно, с конца 1843г. Лицей из Красного Села был переведен в Петербург и стал именоваться Императорским Александровским Лицеем (закрыт в 1918г. по постановлению СНК).
Отец Владимира Ивановича преподавал в Лицее гражданское право и Закон Божий и был протоиереем Лицейской церкви. В год 300-летия дома Романовых он освящал открытие Троицкого моста. Он похоронен на Никольском кладбище Александро-Невской Лавры в 1911г. И как судьбе было угодно, последним адресом проживания Владимира Ивановича стали его родные места – в 1952г. ему предоставили квартиру в доме на углу улицы Рентгена и Каменноостровского проспекта как раз напротив того дома, где прошло его детство! Сам Владимир Иванович был младшим из 7 сыновей. Все его братья были людьми одаренными и образованными, но жизнь жестоко обошлась с их судьбами. И лишь Владимиру Ивановичу удалось в жизни достичь многого и навсегда оставить о себе память как в своих научных трудах, так и в поколениях своих учеников и соратников.
Владимир Иванович прожил долгую и нелегкую жизнь, вместившую три революции и кровопролитные войны. Он пережил эвакуацию из осажденного Ленинграда, потерю всех братьев. В это тяжелейшее для страны время беззакония и жестокости было истинным героизмом оставаться настоящим русским интеллигентом и глубоко верующим человеком. И действительно, в его характере, поступках, во всем его облике проявлялась позиция истинного христианина, вся жизнь которого отдана служению людям, нужному делу с высокой требовательностью и доброжелательностью.
Подтверждением того, как Владимир Иванович помогал людям, может служить такой пример, взятый из книги Д.Р.Меркина «Записки старого профессора» (1998г.). Речь пойдет об ученом-физике Юрии Александровиче Круткове, который был арестован в 1936г. и работал в «шарашке» у А.Н.Туполева и И.В.Курчатова. После его освобождения в 1947г. без права проживания в Москве, Ленинграде и Киеве, Владимир Иванович, рискуя своим положением, ходатайствовал, чтобы Ю.А.Круткову разрешили временную прописку в Ленинграде и разыскал в архиве Академии Наук протокол об избрании его членом-корреспондентом, на что понятно, ушел не один месяц трудных поисков.
Подобных примеров душевного отношения к человеку, независимо от его положения, статуса и ситуации, в которой он оказался, можно привести достаточно. Об одном таком эпизоде можно прочитать в воспоминаниях Елены Боннэр «До дневников» (2005г.) о посещении ее и А.Д.Сахарова Владимира Ивановича на даче в Комарово:
«… из всех коллег Андрея [Сахарова], к которым мы тогда обращались, по-хорошему запомнился принадлежащий к старшему поколению ученых академик-математик Владимир Иванович Смирнов. И не тем, что его дом был единственным, где нас накормили, и не долгой спокойной беседой, а тем, как по-доброму и с каким глубинным вниманием он смотрел на Андрея и слушал его. Не знаю, много ли общался с ним Андрей в прошлом, но мне показалось во время этой единственной с ним встречи, что он давно и хорошо знает Андрея и понимает внутреннюю мотивацию его поступков».
Последние годы Владимир Иванович вместе с В.А.Фоком приложили немало усилий, обращаясь в различные высокие инстанции, чтобы отказаться от перевода математического и физического факультетов Ленинградского Государственного Университета из города в Старый Петергоф, что могло сказаться на потере талантливых учеников и оттоке их в другие ВУЗы в черте города. Сейчас, по прошествии многих лет, ректорат СПбГУ пытается, по возможности, исправить это положение.
Владимир Иванович скончался в возрасте 87 лет в феврале 1974г. и был похоронен на кладбище в Комарово, где покоятся многие его коллеги и друзья.
по материалам Комаровской библиотеки.

Напечатано в “Вести Курортного района”, сентябрь 2007