Главная | Статьи о Комарово

Ю. Пирютко «Комарово»

18 Сен 2010

Этот посёлок в Курортном районе на берегу Финского залива получил всенародную известность в конце 1980-х годов, когда отовсюду неслись слова песенки в исполнении обаятельного Игоря Скляра. Желание отправиться «на недельку до второго» в поисках неведомого «шереметевского баркаса» испытывали даже те, кто и понятия не имел о местонахождении Комарово. Зато происхождение названия всем казалось очевидным: в воображении сразу возникали тучи зудящих насекомых.

На самом деле посёлок был переименован в 1948 году в память выдающегося русского ботаника, президента Академии наук Владимира Леонтьевича Комарова. Причин для этого было две: во-первых, на Карельском перешейке, который перешёл к Советскому Союзу в 1940 году, все населённые пункты, реки и водоёмы утратили коренные финские названия. Во-вторых, сразу после окончания Великой Отечественной войны, в 1946-1947 годах, участок соснового леса на природной террасе, обрывающейся в сторону залива, был отведён под дачи двадцати восьми действительных членов и членов-корреспондентов Академии наук СССР. В их числе были директор Эрмитажа Орбели, физик Иоффе, радиохимик  Хлопин, географ Берг. Таким образом посёлок Келломяки, в западной части которого стали жить академики, вошёл в историю отечественной науки. Его же собственная история очень интересна.

До начала XX века эта местность называлась Хирвисуо («Лосиное болото»). В 1901 году была устроена платформа железной дороги, идущей от Санкт-Петербурга к Выборгу (ее строительство происходило в 1868-1870 годах). Название станции — Келломяки («Колокольная горка») — предание связывает с медным колоколом, который где-то в этих местах давал сигналы к началу и окончанию работы строителям железнодорожного полотна. Устройство платформы между соседними Куоккалой (Репино) и Терийоками (Зеленогорском) стимулировало приток дачников, и посёлок стал стре¬мительно разрастаться. От железнодорожной станции к морю были проложены Морская и Троицкая (ныне Кавалерийская) улицы. Эти длинные просеки, следуя характерному рельефу места, круто спускаются к заливу. Нагорная часть посёлка в основном располо¬жена за железной дорогой. Самые дорогие дачи нахо¬дились между Большим проспектом, идущим по линии древнего берега, и Приморским шоссе.

Перед революцией 1917 года здесь насчитывалось свыше четырёхсот дач. Многие отличались затейливос¬тью архитектуры: высокие фигурные крыши, просторные веранды с разноцветными стёклами, резные наличники, жестяные узорчатые коньки и флюгеры. Преобладали строения, рубленные из смолистых сосновых бревен, но для служебных построек использовался прочный финский бетон. Мотивы северного модерна здесь причудливо смешивались с элементами русского стиля, образцом которого была привокзальная Святодуховская церковь, сооруженная в 1908году (в 1917-м она сгорела).

Самыми известными в Келломяках начала XX века считались дома ювелира К. Г. Фаберже и архитектора Г. В. Барановского (строителя “Елисеевского” магазина). Оригинальная по силуэту дача Барановского получила название «Арфа»: она была увенчана деревянной балюс¬традой, тонко певшей под порывами балтийского ветра. Обе дачи исчезли, однако на участке дачи “Арфа» между Большим проспектом и обрывом сохранились бетон¬ные конструкции полуциркульной террасы, обращённой в сторону залива. Сто лет назад не было высоких дере¬вьев, ныне закрывающих перспективу, и с кромки берега открывались широкие панорамы. До недавнего времени на Морской улице у края обрыва сохранялась деревянная дача Рено, на которой в довоенное время жили родствен¬ники академика И. П. Павлова, Дом сгорел в июне 2006 года, но пока целы фрагменты кованой ограды (её ворота перенесены для сохранения в местный краеведческий музей). На другой стороне улицы доживает свой срок украшенная узорчатой резьбой дача Юхневич, где когда-то бывала Матильда Кшесинская, Едва ли не единственная дача, сохранившая дореволюционный блеск, принадлежа¬ла шоколадному королю Жоржу Борману. Она находится недалеко от станции, в глубине обширного участка, ныне занимаемого администрацией Санкт-Петербурга.

Опустошение посёлка началось вскоре после отделения Финляндии, когда многие дачи, покинутые их петербургскими хозяевами, продавались на вывоз. Около двухсот домов из Келломяк в 1920-х годах было пере¬везено в посёлок Яренпяа под Хельсинки. О событиях «Зимней войны» 1939-1940 годов и последовавшей за ней Великой Отечественной не приходится говорить.

Послевоенная судьба Комарово была определена размещением в посёлке домов творчества писателей и актёров и строительством уже упоминавшихся «ака-демяк» (так называют свои дома потомки первых посе¬лившихся здесь членов Академии наук). Да и вообще деятели искусства и науки полюбили этот каменистый пляж, редкий сосновый лес, невысокие дюны, лужай¬ки, заросшие черничником, мелкие ручейки и болотца. Обязательны для местных жителей прогулки в сторону Щучьего озера (по-фински — «Хауки-ярви») — богатого рыбой водоёма длиной около километра, с извилис¬тыми берегами, заросшими осокой,
Первыми классиками советской литературы, посе¬лившимися здесь, были драматург Б. А. Лавренёв и прозаик Ю. П. Герман. Сын писателя, маститый кино¬режиссёр Алексей Герман учился в местной школе. I С 1949 года дачу Германов на Морской улице за железной дорогой занял драматург Евгений Шварц, редко покидавший Комарово. Именно здесь написаны «Обыкновенное чудо» и сценарий фильма “Дон Кихот». Дача режиссёра этого фильма Г. М. Козинцева нахо¬дилась на окраине Комарово, ближе к Репино, на Сапёрной улице. Там же жила Н. Н. Кошеверова, автор фильмов-сказок по сценариям Шварца «Золушка», «Каин XVIII», «Тень». По соседству с ней была дача кинорежиссёра И. Е. Хейфица, в филь¬мах которого «Дорогой мой человек», «Дело Румянцева», «Дама с собачкой» играл Алексей Баталов, часто бывавший в Комарово.

Всем комаровским жителям, связанным с театром и кино, хорошо была известна просторная дача Николая Константиновича Черкасова на Кавалерийской улице, №8. По соседству находятся дачи  Дома творчества  писа¬телей, где частенько отдыхали В. Панова, О. Берггольц, Ф. Абрамов, В. Шефнер, А. Володин, М. Слонимский и другие известные ленинградские литераторы.

Дом творчества композиторов находится в соседнем Репино, но в Комарово на Большом проспекте была дача В. П. Соловьёва-Седого, именно здесь написавшего «Подмосковные вечера». На даче в 4-м Курортном переулке, № 10 Д. Д. Шостакович проводил каждое лето с 1950 по 1960 год. Среди нынешних обитателей Комарово — музыкант редкого дарования Олег Каравайчук.

В последние годы вошли в моду летние кафе и рестораны, которые появились в прибрежной полосе Комарово. “Пляжный рай» с его аттракционами нахо¬дится в непосредственной близости от объявленного в 1992 году памятником природы «Комаровского берега», который занимает  территорию в 162 гектара между заливом, Морской и Курортной улицами. Как ни удивительно, рядом с оживлённым Приморским шоссе пока сохраняется свыше 400 видов растений, 139 видов птиц и 20 видов млекопитающих. В отличие от своих курортных соседей, Комарово притягивает не столько любителей кратковременных летних развлечений, сколько энтузиастов отечественной культуры.Поклонники поэзии Ахматовой совершают паломничество к ничем не примечательному домику на улице Осипенко, № 3, из числа так называемых литфондовских дач, где Анна Андреевна провела последнее десятилетие своей жизни.

Дойти сюда от  железнодорожной платформы можно минут  за десять, свернув направо по Морской улице до пересечения с Озёрной. Сюда заходили и старые друзья (В. Жирмунский, А. Гитович, Ф. Раневская,Л. Чуковская), и молодёжь—А. Кушнер. Е. Рейн, А. Нейман,Д. Бобышев. «Будка» Ахматовой — символ своеобразной эстафеты от поэзии Серебряного века к новому поколению, лидером которого был Иосиф Бродский. В марте  1966 года Анну Ахматову похоронили на Комаровском кладбище. За истекшие сорок лет этот небольшой сельский погост приобрёл не меньшее значение, чем прославленные «Литераторские мостки» в Петербурге. Здесь похоронены многие известные академики, писатели, актёры, музыканты, художники, архитекторы. Среди них академики Лихачёв, Фок, Наливкин, полярные исследователи Сомов и Трешников, художники Альтман и Самохвалов, балерина Вечеслова, музыкант Курёхин. Дорога к кладбищу, начинаясь от Озёрной улицы, в километре от Щучьего озера переходит в широкую просеку в светлом сосновом бору.

журнал «Адреса Петербурга» №23, 2006г.